Образцы сочинений по русской литературе 11 класс

Поэзия Цветаевой, чуткая на звуки, различала голоса бесчисленных дорог, уходящих в разные концы света, но одинаково обрывающихся в пучине войны: «Мировое началось во мгле кочевье…». В канун революции Цветаева вслушивается в «новое звучание воздуха». Родина, Россия входила в ее душу широким полем и высоким небом. Она жадно пьет из народного источника, словно предчувствуя, что надо напиться в запас перед безводьем эмиграции. Печаль переполняет ее сердце. В то время как, по словам Маяковского «уничтожились все середины», и «земной шар самый на две раскололся полушарий половины» — красную и белую.

Я всегда был уверен и не разубеждал, что даже самый маленький рассказчик может заключать в себе огромный смысл, волнения и трепет автора. "Донские рассказы" не стали исключением. И здесь я нашел о, что и ожидал увидеть, а именно, настоящую жизнь, реальность и взволнованный голос автора. Написание рассказов совпало с тяжелым для нашей родины революционными и послереволюционными годами.

Правда человека и правда о человеке никак не могут совпасть у героев пьесы. Например, у Насти. Бубнов и Барон смеются над выдуманной ею историей о любви к ней Рауля. Но за дешевой выдумкой стоит внутренняя потребность Насти в этой любви и вера в то, что такая любовь изменила бы ее и ее жизнь.

«Я убит подо Ржевом» — стихотворение написано от первого лица. Эта форма показалась Твардовскому наиболее соответствующей идее стихотворения — единства живых и павших. Погибший солдат видит себя лишь «частицей народного целого» и его волнует, равно как и всех, чьи «очи померкли», все, что свершилось потом, после него. Робкая надежда на то, что «исполнится слово клятвы святой», вырастает в прочную веру — наконец-то попрана «крепость вражьей земли», настал долгожданный День Победы. В стихотворении «Дорога до дому» речь идет о бесконечно долгой дороге войны:

Самые популярные статьи:

Задача, которую автор ставил перед собой: рассказать о том, что требует психологического и художественного проникновения в глубины человеческого сознания. Перед нами не просто портрет героя эпохи. Перед нами, как сказано в предисловии к «Журналу Печорина», «история души человеческой». В предисловии к роману Лермонтов говорил о типичности своего героя: «Это портрет, составленный из пороков всего нашего поколения в полном их развитии». В предисловии же к «Журналу Печорина» автор надеется, что читатели «найдут оправдания поступкам, в которых до сей поры обвиняли человека».



Наверх