Хрестоматия мировой литературы

Обратимся теперь к писателям по профессии и рассмотрим сначала тех из них, которые преимущественно посвящали себя драматической литературе. Здесь наше внимание останавливают четыре главные силы: Хиль-и-Сарате, Гарценбуш, Бретон де Лос Эррерос и Гарсиа Гутьерес.

Сентябрьские события 1840 года, дав преобладание партии прогрессистов, выдвинули на сцену и новых политических деятелей. На место Гальяно и Мартинеса появились три оратора, овладевшие парламентской трибуной. Это были  Кортина, Олозага и Лопец. Надо заметить, что ни один из них не отличался таким изяществом, такой безукоризненной литературностью речи, как его предшественники, но за то каждый обладал большим количеством положительных знаний, был более национален в своих стремлениях.

   Кортесы не сумели воспользоваться благоприятными условиями 1812 и 1820 гг., чтобы привлечь народ к делу революции посредством радикальных мер, но, чего не удавалось достигнуть ранее, то успешно совершилось в течение десяти лет, следовавших за смертью Фердинанда VII.

Людей, искренно преданных широкой умственной деятельности, мы находим в Барцелоне, где, до печальных событий, отметивших владычество графа Испанского, под влиянием французских и итальянских кальвинистов эмигрантов начала было формироваться  новая каталонская школа. В 1824 г. Арибо и Лопец Солер, вместе с другими писателями, предприняли издание философского обозрения, под заглавием El Europeо; но последовавшие затем события рассеяли эту маленькую группу прежде, чем она успела окрепнуть. Лопец Солер, известный своими попытками распространить в Испании немецкую теорию эстетики, более других обратил на себя всеобщее внимание, но, по независящим от него обстоятельствам, вскоре вынужден был прекратить свою пропаганду.

Самые популярные статьи:

   Проложить себе свободный путь в эти трудные времена удалось только одному писателю, имеющему очень много общего с нашим остроумным Скрибом. То был Бретон де-Лос Эррерос, родившийся в 1801 году. Еще юношей он выступил с своими первыми комедиями и начал вводить на сцену новый прелестный репертуар, полный игривости, грации и тонкой наблюдательности, по его произведениям можно шаг за шагом проследить все перипетии нравов испанского общества в этот период брожения и резких переходов.



Наверх