Товары

Хрестоматия мировой литературы

Абсолютизм в Германии принял специфическую мелкодержавную форму. Массовое обнищание крестьян приводило к возникновению стихийного социального протеста; состоявшие из беглых крестьян разбойничьи банды орудовали в лесах и на больших дорогах. Для политически раздробленной Германии характерна множественность культурных центров. Такими центрами были Лейпциг, Гамбург, Геттинген, пока, наконец, в последней четверти века приоритет не утвердился за Веймаром — резиденцией маленького княжества, в котором сосредоточился весь цвет немецкой литературы — Гете, Шиллер, Виланд, Гердер. диспропорция между между интеллектуальным и творческим потенциалом и низким уровнем духовных потребностей общества. Литературный труд не мог обеспечить даже самого скромного существования.

Франция сыграла в общей социально – политической и культурной жизнь Западной Европы едва ли не главенствующую роль. Классовая борьба больше, чем в других странах. Франция разгромила во время великой революции феодализм и основала чистое господство буржуазии с такой классической ясностью, как ни одна другая европейская страна.

Маринизм – литературное течение в Италии 17 в., связанное с именем Джамбаттисты Марино. Оно представляло собой гедонистическое, галантно-эротическое крыло барокко, для которого было характерно отсутствие больших нравственных и национальных идеалов. Нередко маринисты в своих стихах прославляли того или иного политического деятеля, однако в целом политическая тематика, и прежде всего тематика национально-освободительная, оставалась маринизму чужда.

Родился в арагонском поселке Бельмонте неподалеку от родины своего любимого поэта Маршала, города Калатаюда, в семье врача. Три его брата и сестра приняли монашество. И Бальтасара также готовили к духовной карьере. Жизненный путь его был нелегким. Получил начальное образование в коллегии иезуитов в Толедо и продолжал обучение в сарагоской коллегии этого же ордена.

Самые популярные статьи:

В отличие от М. Кундеры, который направляет свою прозу на общеевропейский литературный контекст, Грабала воспринимают как прозаика, который продолжает лучшие традиции довоенной чешской литературы XIX ст. Прежде всего прозу Грабала выводят из творчества Я. Гашека, а также модерных поисков чешской литературы, связанных с традициями чешского поэтизма и сюрреализма.



Наверх