Товары

Георгий Феофанович Устинов (1882-1932)

20.04.2010

Георгий Феофанович Устинов (1882-1932) рассказал о себе в автобиографии, опубликованной в книге Л. М. Клейнборта “Очерки народной литературы…(1880-1923)”. Родился он в лесной глуши “Бурдуковская дача” Балахнинского уезда Нижегородской губернии в семье раскольников. Прожил здесь до четырнадцати лет; после школы попал в церковно-приходское училище села Кантаурово Семеновского уезда – отсюда-то и началось его скитальчество. “…Там решили, – вспоминал он, – меня напихать катехизисом, как мешок опилками.

Но в этом училище за незнание Закона Божьего был изгнан из общежития…” Возможно, Устинов привирает, был он малый разбойный, непокладистый. В семнадцать лет стал матросом на волжском буксирном пароходе “Братья Плехановы”. Не поладил с хозяином и избил его. Отделался легко, получив расчет. Бродяжил, голодал, попал в Сормово, в 1905 году участвовал здесь в известных политических событиях. С 1907 года начинается его журналистско-литературная деятельность; вместе с Иваном Касаткиным (в молодости знакомцем Генриха Ягоды, позже чекистом, редактором) сотрудничал в газетах “Судоходец”, “Волгарь”, “Нижегородский листок”. Признавался: “…народный писатель из меня выйдет плохой … Я – язычник, аморалист, способный преклоняться перед Байроном, Уайльдом, Лермонтовым, Г. Манном, Из русских ценю Бунина, А. Куприна, терпеть не могу бытовиков…” Мечтал стать “писателем для женщин”. 1917 год поднял его на гребень революционно-публицистической волны, сделал заметным автором “Правды” и других большевистских газет. Сочинил дифирамбическую брошюрку о Троцком; наиболее известна была книга его критических статей “Литература наших дней” (М , 1923), наглядный пример вульгарнейшего социологизма. В сборнике есть главка о Есенине, где встречаются такие оценки: у поэта “большевизм не настоящий. Рязанский кулак может спать спокойно. Сын вполне оправдал его доверие”; “самый яркий, самый одаренный поэт переходной эпохи и самый неисправимый психобандит”. В один из своих наездов в Ленинград Устинов женился на местной журналистке и печатался в “Красной газете”. Нас, естественно, прежде всего интересует некролог “Сергей Есенин и его смерть” (“Красная газета”, вечерний выпуск, 1925, 29 декабря). В ней – гнев на русских поэтов-патриотов “распутинской складки”, охаивание “идиота-царя” и осуждение Есенина, ушедшего от идеалов революции и причалившего “к своей мужичьей рязанской почве”. Стиль не устиновский, статья, видно, готовилась в спешке. Обращает на себя внимание следующий абзац: “Есенин умер по-рязански, тем желтоволосым юношей, которого я знал. Этот юноша не делал петли из шарфа, он обертывал этот шарф два раза вокруг шеи. Сергей Есенин обернул вокруг своей шеи два раза веревку от чемодана, вывезенного из Европы, выбил из-под ног тумбочку и повис лицом к синей ночи, смотря на Исаакиевскую площадь” Не будем комментировать явные логические нелепости, пируэты грамматики, внимательно вслушаемся интонацию, обратим внимание на лексику. Достаточно сравнить эти сантименты с вариантом статьи Устинова в сборнике “Сергей Александрович Есенин. Воспоминания” (1926), чтобы убедиться: в “Красной газете” печаталась чья-то, не устиновская оперативная стряпня.

В тот же день, 29 декабря 1925 года, ленинградская “Новая вечерняя газета” опубликовала безымянную статью “Самоубийство поэта Сергея Есенина”, в которой опять-таки фигурируют Устинов и его жена. В этой статье чета Устиновых, без Эрлиха, вместе с комендантом В. М. Назаровым обнаруживает труп поэта. Важнейшей задачей безымянного автора было убедить советских обывателей: самоубийство произошло в “Англетере” Нажим лобовой, “указательный”: “Гостиница “Интернационал” на бывшей Исаакиевской площади является местопребыванием ленинградских поэтов. Сюда, прямо с вокзала, и приехал 24 декабря Сергей Есенин” Откуда читатели могли знать, что там здешние парнасцы никогда не проживали, да и не могли проживать! “, „прямо с вокзала”: Эрлиху окончательно еще не было определено место в игре “свидетелей” (ведь Есенин с поезда якобы поехал к “Вове”), его роль будет разработана позднее. Далее в статье сообщается, как веселый, бодрый Есенин явился к Устинову, с порога объявив ему: “-Довольно, надоела Москва. Порвал со всеми родственниками и навсегда перебираюсь в Ленинград!” Автор явно переборщил в своем усердии во что бы то ни стало сказать: жил, жил поэт в “Англетере”. Это стремление заметно и в следующей демонстративной фразе: “Устинов устроил его в №5″. В роковое утро, продолжает лгать “Новая вечерняя газета”, Устинова пошла за оставленным в комнате Есенина самоваром (автор опять переусердствовал: номер был обставлен богато, да и хозяин мог в любую минуту попросить горничную принести ему нужный прибор), не достучалась, о чем рассказала “вернувшемуся мужу”. “Устинов пошел сам” – и т. д.

Сочинитель был явно не из глубокомысленных, в 5-м номере не бывал – отсюда еще две вопиющие нелепости. Первая: вошедшие “Устиновы” увидели: “…над письменным столом с восковым лицом, обращенным к стене, на веревке, обмотанной вокруг шеи, висел поэт..” вторая нелепость: “Поэт был одет в нижнюю рубашку с засученным рукавом, брюки и сапоги”. Третье измышление: “Вторая рука. вытянутая по туловищу, вся почернела”. Безграмотная, бесцеремонная и дубовато-развязная статейка заказного дезинформатора. Таких, кстати, в Ленинграде хватало.

Страницы: 1 2

Понравилось сочинение » Георгий Феофанович Устинов (1882-1932) , тогда жми кнопку

  • Рубрика: Биографии писателей

  • Самые популярные статьи:



    Домашнее задание на тему: Георгий Феофанович Устинов (1882-1932).

    
    Наверх