Иеринг и реалистическая школа права

7.08.2011

«Нет в жизни другой области, где бы принцип равенства (и справедливости) проводился практически столь совершенно, как в области оборота; деньги – истинный апостол равенства, там, где речь идет о неньгах, смолкают все социальные, политические, религиозные и национальные различия». Второе средство, организованное общественное принуждение, предполагает наличие государства и права. «Организация социального принуждения представляет две стороны: создание внешнего механизма силы и установление положений, определяющих применение этой силы; форма решения первой задачи – государственная власть, форма второй – право». Власть (сила) и право это, таким образом, не две разные вещи, как полагалось раньше, и тем более не враждебные друг другу, они и происходят из одного источника и шествуют далее вместе, необходимо друг друга дополняя. «Право есть толькоо сознающая свою выгоду, а вместе с тем и необходимость меры, сила, следовательно, отнюдь не что-то отличное от последней по своей сущности, а лишь известный способ ее проявления», «право есть политика силы». Таким образом, общественные интересы, находящиеся под защитой принуждения, исходящего от государтсва, и есть право. В разных местах знаметитого сочинения оно определяется то как «система обеспеченных принуждением общественных целей», то как «обеспечение жизненных условий общества в форме принуждения»; много позже к защищенному интересу прибавился еще новый признак – наличие возможности у субъекта интереса самому защищать его судебным иском («Дух римского права», изд 1887, III, стр. 339). Субъект так понимаемого права – все общество, интересы целого. Вследствие этого личная автономия, естественно, игнорируется, частные интересы принимаются в расчет лишь постольку, поскольку они соответствуют социальным целям. Оставаясь юристом, Иеринг не решался довести этой мысли до конца, ограничив лишь права собственника и установив «общественный характер всех частных прав» (с характерной припиской: «пусть каждый осмотрится, прежде чем подписать это положение! он допускает этим более, нежели он думает»). Но, продолженная и развитая, эта мысль означает, что ради общественной цели все может стать со временем предметом государственного принуждения. «Лицо, общество, государство – такова историческая лестница человеческих целей… Государство поглощает в себе все общественные цели и, если правильно заключение от прошедшего к будущему, то, в конце концов, оно воспримет в себя все человечество». Изложенное учение телеологического утилитаризма сам атор называл «историко-реалистическим».

Однако, и эта внешне-утилитаристическая разновидность телеологии, как и всякая другая телеология неизбежно приводит к богословию. Начав с выделения человека из природы по целевому закону, Иеринг упирается в необходимость признания, что «природа хочет, чтобы человечество существовало, а для осуществления этой ее воли необходимо, чтобы отдельный человек сохранил и передал далее жизнь, которую дала ему природа», и т. д.

От Иеринга отправлялись представители новой «позитивной» юриспруденции, продолжавшие разрабатывать его теорию интереса. Из них особенно интересны Меркель в Германии (1836 – 1896) и Муромцев в России (1850 – 1910). Первый попытался разграничить смешанные у Иеринг сферы политики и права, подчеркивая, однако, реалистический момент силы и интереса в правовом регулировании (Recht und Macht, 1881). Отправляясь от Иеринга, Меркель борется с идеями естественного права, так как в действительности правовые системы создаются борьбой противоречивых интересов. В сфере общественных столкновений возникает право, как некий компромисс борющихся сил, как «мирный договор, все равно, – в какой бы форме он ни состоялся». Его цель установить нейтральную платформу для борющихся сил. Она достигается посредством применения ко всем равной меры по принципу воздающей справедливости. Применение этого принципа и формирует из отношений интереса правовые отношения, его присутствие и отличает правовое регулирование от норм целесообразности. Происходит это потому, что справедливость вовсе не тождественная целесообразности, как думал Иерин г.

Однако, вновь связанное с нравственностью право с ним не смешивается. Оно может лишь отчасти следовать предписаниям справделивости, потому что оно не представляется общим совпадением частных интересов. Право – это компромисс между сталкивающимися интересами, компромисс же всегда основан не только на признании законности обоих требований, но и на учете реального соотношения сил между ними. Момент силы, классового угнетения, представленный в виде «борьбы партий и народов» на основе «неравных условий человеческого существования», приобретает у Меркеля гораздо большее, чем у Иеринга, значение. Правовая теория освобождается здесь от своего телеологического привеска и получает окончательно «реалистический», притом с усиленной дозой «жизненной прозы», характер. Отправляясь от Иеринга же, Муромцев («определение и основное разделение права», 1879; «Очерк общей теории гражданского права», 1882), связал реалистическую теорию права с позитивной философией Конта. Вся прежняя юриспруденция была противопоставлена, как подготовительная техническая разработка, «новому направлению», которое он прямо и назвал социологическим; таким образом, действительно, «работа юриста стала итти рядом и в связи с работами в других отраслях общественной науки, тогда как прежде она была ремесленной работой теоретизирующего практика».

С этой точки зрения право определялось уже не как интерес, а как некое отношение между людьми на почве интереса. Всякие взаимодействия между людьми суть общественные отношения, потому что они определяются общественной средой, в которой происходят. поскольку они соответствуют интересам целого, общество может им содействовать, защищая или от препятствий, лежащих вне общества, или от посягательств других своих членов. Защита второго рода может быть или неорганизованной, или организованной, т. е. проводимой заранее, установленным порядком через определеныне органы, и вот второй вид этой защиты и отношения, им огражденные, и являются правом. В дореволюционной русской литературе предпринимались даже попытки социологического исследования отдельных институтов права на основе такого его понимания. Но здесь, на конкретном анализе должна была сказаться вся беспомощность буржуазной социологической эрудиции, вытекающая из непонимания основного, производственного строения общества, его классового характера.

Привлекши к себе все живое и прогрессивное, что оставалось еще в буржуазной науке второй половины XIX в., «реалистическая» школа Иеринга создала, конечно, много ценного и указала такие области исследования, о существовании которых и не подозневала классическая юриспруденция. Она установила социальную природу права, как опопсредствованной части общественного организма, и начала с анализа права, как отношения; такова, например, оброненная Иерингом мысль о наибольшем развитии принципов равенства и справедливости, т. е. правовых принципов, в сфере товарного обмена. Таковы достоинства этой первой попытки буржуазной науки позитивно воспринять право.

Страницы: 1 2 3

Понравилось сочинение » Иеринг и реалистическая школа права, тогда жми кнопку

  • Рубрика: Биографии писателей

  • Самые популярные статьи:



    Домашнее задание на тему: Иеринг и реалистическая школа права.

    
    Наверх