Краткое содержание «Бузя». Часть четвертая

19.04.2011

Мать сжала руки, посмотрела на отца, сделала два шага к Грегору и упала на стул. Отец сначала снял кулак, словно пытаясь затолкнуть Грегора назад, потом закрыл глаза руками и заплакал. Через некоторое время страшно закричала мать, встала и, отступая назад, села на стол, накрытый для завтрака, даже не заметив, как горячий кофе разлилась на столе и течет на ковер. Грегор чувствовал, что только он остается теперь спокойным. Он оглядел комнату, посмотрел на свой портрет на стене, где был снят во время армейской службы в лейтенантские форме с саблей на боку, на открытую дверь, через которые было видно лестницы, ведущей вниз. Обращаясь к управляющего, он заверил, что сейчас оденется и поедет на работу, если, конечно, управляющий действительно хочет этого, поедет, потому что всегда выполнял свои обязанности, хотя жизнь коммивояжера не такое уж легкое. Управляющий отходил теперь быстрее, а Грегор решил во что задержать его и доказать, что сможет выполнять свои обязанности и в дальнейшем. Однако дорогу ему преградил отец, который пытался втолкнуть сына обратно в его комнату с помощью палки и выдал об этом какие отвратительные шипящие звуки.

Поняв, что догнать управляющего, который уже был на лестнице, не удастся, Грегор решил подчиниться отцу, но для этого ему необходимо было развернуться, потому четвереньках он продвигался очень медленно. Он еще не очень хорошо управлял своим телом, и шипение отца раздражало его, мешало сосредоточиться. Наконец отец понял добрые намерения сына и подождал, пока тот сделает сложный маневр поворота, направляя его своей палкой. Но Грегора ждало еще одно испытание: выходил он из комнаты вертикально, как человек, хотя это причиняло ему страшной боли, во время же разговоры упал на все ноги и ему стало гораздо удобнее передвигаться, однако теперь он не мог протиснуться в узкие двери комнаты. Если бы кто догадался помочь ему встать, или отец открыл вторую половинку двери, он мог бы пройти в собственную комнату, но никто не пришел ему на помощь и – он застрял в дверях. Отец же решил помочь и так боднул его ногой, что он влетел в свою комнату, ободрав одну сторону.

Лишь в сумерках Грегор очнулся от тяжелого сна. Его разбудили осторожные шаги у дверей, и он отправился посмотреть, что там творится. Левая сторона болей, одна ножка была ранена и волочилась долу. У дверей он понял, что его так тянуло сюда, – там стояла миска со сладким молоком, куда накришилы хлеба. Грегор почувствовал неистовый голод и погрузился в молоко, но уже через мгновение понял, что когда любимая еда потеряла для него и вкус, и привлекательность – он не мог ее есть. В гостиной собралась семья, но там было тихо, потом погасили свет, и все на цыпочках разошлись. К утру никто не мог потревожить Грегора, он имел время обдумать свое положение. Он залез под диван, где чувствовал себя в безопасности, потому что теперь высокая комната пугала его. Там он просидел всю ночь, дремал и просыпаясь от голода. Обдумывая свое поведение, он пришел к выводу, что должен сделать все, чтобы уменьшить семьи неприятности, которые повлек его нынешнее состояние. Утром пришла Грета. Сначала она испугалась его вида, хотя он почти полностью скрылся под диваном, и потом взяла себя. Она заметила, что Грегор не ел молока, и принесла ему на выбор различные «блюда»: гнилые овощи, кости с застывшим на них соусом, сыр, о котором Грегор два дня назад сказал, что он уже несъедобный, хлеб с маслом, воду.

Как только сестра вышла, Грегор бросился к еде и удивился, что передвигается довольно легко, что раны его почти зажили, подумал даже, что он стал менее чувствительным к боли. Но он удивился еще больше, когда начал есть, потому что ему теперь больше смаковали гнилые и вонючие «блюда», чем свежие. С тех пор Грета приносила еду дважды в день: первый раз, когда все еще спали, второй – после обеда, когда родители ложились отдыхать, а прислугу отправляли куда-нибудь. Сестра, очевидно, взяла на себя заботу о нем, чтобы лишить родителей хотя бы от такой неприятности, как видеть его каждый день. Грегор еще пытался быть с семьей. Когда вечером они все собирались в гостиной, он припадал к закрытой снаружи двери и слушал разговоры. Уже в первый день отец разъяснил матери и сестре их имущественное положение. Грегор удивился и обрадовался, когда узнал, что не весь родителей капитал потеряно, что небольшую его долю отец оставил на случай затруднений, а из денег, которые приносил Грегор, он тоже немного экономил, поэтому теперь имел небольшую сумму. Этих денег не хватало на жизнь, их решили оставить на черный день, а на жизнь зарабатывать. Объяснение отца были утешительные для Грегора. После отцовского банкротства Грегоровою заботой стало сделать все, чтобы семья не знала нищеты, поэтому он работал и скоро приказчикам стал коммивояжером. Это были хорошие времена, когда он впервые положил немалые деньги перед удивленной и счастливой семьей. Никогда впоследствии это не повторялось, хотя Грегор приносил и больше, но все и он сам привыкли, что он содержит семью: деньги с благодарностью принимали, он охотно давал. Только сестра была близка ему. Грета неплохо играла на скрипке, и Грегор мечтал учить в консерватории. Он даже решил, что сэкономит немного денег, и на Рождество собирался объявить свое решение о ее обучение и настоять на нем, даже если родители его не поддержат. Поэтому, когда теперь речь между родными заходила о необходимости зарабатывать деньги, он падал на прохладный кожаный диван – ему было жарко от стыда и горя. В своем одиночестве Грегор полюбил смотреть в окно, хотя зрение его ухудшилось, и он не мог даже разглядеть противоположную сторону улицы. Там была больница, Грегор ее не видел, но знал, что она там есть.

Ценой неимоверных усилий он подталкивал кресло к окну и, опираясь на него, вставал в полный рост, головой касаясь стекла, смотрел на улицу, капли дождя, садились на стекло. Грета была внимательной к нему, только дважды она заметила кресло у окна, как сама стала ставить его там, закончив уборку в его комнате. Ее посещение могли бы приносить Грегору удовольствие, если бы каждый раз, открыв дверь, она стремглав не бросалась к окну, не открывала бы его настежь и, несмотря на температуру на улице, несколько минут не отходила бы оттуда. Ее суета и холод, идущий с улицы, раздражали Грегора. Однажды он стоял у окна, не услышал вовремя, что сестра заходит в комнату, и не спрятался под диван, как это бывало всегда во время ее посещения. Увидев Грегора во всей его уродливости, Грета выскочила из комнаты. Тогда он положил на диван простыню так, чтобы край свешивался и закрывал его совсем, когда он сидел под диваном. Наверное, Грета поняла намерения брата, потому что во время уборки никогда не касалась этого простыни. Отец не мог заставить себя войти в Грегора. Мать к нему не пускали, хотя она несколько раз порывалась, плача и причитая, что он же ее сын. Грегор постепенно привык к монотонному жизни заключенного. Он приспосабливался к своему страшного и неповоротливого тела. Ему было мало нескольких метров пола для передвижения, и он нашел новое занятие – лазать по стенам и висеть на потолке, впоследствии даже испытывал удовольствие, вися там подолгу. Грета поняла, чем он занимается, заметив следы клейкой жидкости от его ножек на обоях.

Страницы: 1 2 3 4

Понравилось сочинение » Краткое содержание «Бузя». Часть четвертая, тогда жми кнопку

  • Рубрика: Сочинения на английском языке

  • Самые популярные статьи:



    Домашнее задание на тему: Краткое содержание «Бузя». Часть четвертая.

    
    Наверх