Вот как критикует Набоков перевод величайшего русского рассказа – гоголевская «Шинель». Его главная черта, иррациональная часть, образующая трагический подтекст этой истории, без которой она была бы просто бессмысленным анекдотом, неразрывно связана с особым стилем, которым она написана: множество нелепых повторов одного и того же нелепого наречия звучит столь навязчиво, что становится каким-то зловещим заговором. «Здесь есть отрывки, которые выглядят вполне невинными, но стоит взглянуть пристальнее и вы замечаете, что хаос притаился в двух шагах, а какое-нибудь слово или сравнение вписаны Гоголем так, что самое безобидное предложение вдруг взрывается кошмарным фейерверком.

Лучшей психологической драмой А. Н. Островского по праву считается «Бесприданница». Ее нередко сопоставляют с «Грозой», и в известной мере это справедливо. «Гроза» — главное произведение дореформенной драматургии Островского, «Бесприданница» же вбирает в себя многие мотивы пореформенного творчества драматурга. На сопоставление этих пьес наводит и то, что в обеих перед нами развертывается драма незаурядной женской натуры, приводящая к трагической развязке. Наконец, важно и то, что в обеих пьесах существенную роль играет собирательный образ волжского города, в котором происходит действие. Но различие эпох, изображенных в этих пьесах, привело к совершенному несходству художественного мира «Грозы» и «Бесприданницы».

Уверена, что все скажут: «Да, конечно. « Но в какой форме проходит это общение? Чаще всего это просто разговор, обмен информацией. В тоже время, всем известно, что понятие ОБЩЕНИЕ много обширнее, чем наше обычное: «Привет! « -»Пока».

Если заглянуть в прошлое, то нам, считающим себя людьми современными, станет просто стыдно. Ведь люди уже начиная с XVI-XVII веков общались на таком высоком уровне, что нам и не снилось. Сейчас мы оправдываемся перед самими собой, мол «бешеный век, нам и присесть некогда не то, что поговорить». И, утешая себя этой мыслью, продолжаем общаться на том же низком уровне.

Невозможно остаться спокойным, прочитав хоть однажды неповторимые стихи из сборника «Увядшие листья». Сколько здесь страстной любви, которая будто поднимает Франко к небу, сколько жгучей боли и печали от того, что у девушки «сердечко – колючий терновник»! А какая красота открывается в пейзажной лирике поэта! Передо мною как будто появляется другое лицо И. Франко – не только писателя-мыслителя и философа, но и певца любви и природы. Любимым стихотворением из сборника «Увядшие листья» для меня является стихотворение «Чего являешься мне во сне?». Лирический герой с грустью спрашивает свою судьбу, почему «мерещится» ему во сне образ любимой девушки и тревожит израненное любовью сердце. Он искренне любит свою милую, хоть она и пренебрегла им. Строки этой сердечной исповеди души каждый раз завораживают и волнуют меня. Мотивы личной и пейзажной лирики тесно переплетаются, образуя порочный круг, из которого невозможно изъять хоть одно стихотворение. Вместе с лирическим героем я словно вхожу в тот удивительный, сказочный мир, где гнется на лугу калина, где в увядших листочках можно угадать «прелести всей зеленой рощи». Каждый стих рассказывает о красоте не только природы, но и изображает богатство души лирического героя:

Самые популярные статьи:

Ученическое произведение как истинный патриот, Шевченко, бросая взгляд в прошлое украинского народа, обращался к героической истории своих предков.

В прошлом его увлекала прежде всего борьба за свободу, казацкая отвага. Героями его произведений становятся Тарас Трясило, Иван Подкова, Гамалия. В поэме «Гамалия» Шевченко рассказывает о походе запорожских казаков в Турцию. Начинается поэма песней-плачем запорожцев, страдающих в турецкой неволе. Обращаясь к ветру, к морю, посылая просьбы к братьям-запорожцам, невольники надеются, что их слова долетят до Великого Луга и товарищи придут их вызволять. Плач невольников донесся к родной земле. И тогда казаки запели в ответ: «Едем резать, Братьев освобождать».


Наверх