Пересказ сюжета романа «Мертвые души». Заключение

27.12.2009

Глава одиннадцатая. Наутро оказалось, что выехать так скоро, как Чичиков решил, нет никакой возможности: бричка и лошади были не готовы. Когда же он тронулся в путь, на пути ему встретилась процессия: провожали в последний путь прокурора города. Чиновники, следуя за гробом, думали о том, каков будет новый генерал—губернатор и как следует построить с ним отношения.

Наконец бричка Чичикова покинула пределы города. Потянулись предместья, прошел пешеход в лаптях, проехал верхом на лошади солдат, потянулись неоглядные поля, промелькнули сосновые верхушки в тумане, где—то вдали послышался колокольный звон, а впереди был горизонт без конца…

  • «Русь! Русь! вижу тебя, из моего чудного, прекрасного далека тебя вижу: бедно, разбросанно и неприютно в тебе; не развеселят, не испугают взоров дерзкие дива природы, венчанные дерзкими дивами искусства, города с многооконными высокими дворцами, вросшими в утесы, картинные дерева и плющи, вросшие вдомы, в шуме и в вечной пыли водопадов; не опрокинется назад голова посмотреть на громоздящиеся без конца над нею и в вышине каменные глыбы; не блеснут сквозь наброшенные одна на другую темные арки, опутанные виноградными сучьями, плющами и несметными миллионами диких роз, несущихся в серебряные ясные небеса. Открыто—пустынной ровно в тебе; как точки, как значки, неприметно торчат среди равнин невысокие твои города; ничто не обольстит и не очарует взора. Но какая же непостижимая сила влечет к тебе? Почему слышится и раздается немолчно в ушах твоя тоскливая, несущаяся по всей длине и ширине твоей, от моря до моря, песня? Что в ней, в этой песне? Что зовет, и рыдает, и хватает за сердце? Какие звуки болезненно лобзают, и стремятся в душу, и вьются около моего сердца? Русь! чего же ты хочешь от меня? Какая непостижимая связь таится между нами? Что глядишь ты так, и зачем все, что ни есть в тебе, обратило на меня полные ожидания очи?.. И еще, полный недоумения, неподвижно стою я, а уже главу осенило грозное облако, тяжелое грядущими дождями, и онемела мысль пред твоим пространством. Что пророчит сей необъятный простор? Здесь ли, в тебе ли не родиться беспредельной мысли, когда ты сама без конца? Здесь ли не быть богатырю, когда есть место, где развернуться и пройтись ему? И грозно объемлет меня могучее пространство, страшною силою отразясь во глубине моей; неестественной властью осветились мои очи: у! какая сверкающая, чудная, незнакомая земле даль! Русь!..»
  • Раздумья повествователя прерываются грозным окриком фельдъегеря, приказавшего пропустить его казенный экипаж, улетевший вдаль, «как призрак».

Автор размышляет о прелестях осенней дороги: ясный день, осенние листья, церкви со старинными деревянными куполами, дорожный сон, остановка на станции, луна в холодном небе… «А воздух, а небо, далекое, высокое, там, в недоступной глубине своей, так необъятно, звучно и ясно раскинувшееся!..» Возвращаясь к своему герою, автор находит его задремавшим. Это обстоятельство становится поводом, чтобы отвлечься от событий, происходивших с Чичиковым, и рассказать о его прошлом. Наверное, этот герой пришелся читателям не по нраву. Дамы наверняка будут разочарованы: они хотели бы получить героем абсолютное совершенство, а Чичиков не таков. В герои попал не добродетельный человек, а подлец, потому что «пора наконец припрячь и подлеца».

Происхождение Чичикова «темно и скромно», хотя он и из дворян. Жизнь мальчика протекала однообразно, в скучном доме, где больной отец «беспрестанно вздыхал». Когда пришла пора идти учиться, отец наставлял сына так: «Смотри же, Павлуша, учись, не дури и не повесничай, а больше всего угождай учителям и начальникам. Коли будешь угождать начальнику, то, хоть и в науке не успеешь и таланту Бог не дал, все пойдешь в ход и всех опередишь. С товарищами не водись, они тебя добру не научат; а уж если пошло на то, так водись с теми, которые побогаче, чтобы при случае могли быть тебе полезными. Не угощай и не потчевай никого, а веди себя лучше так, чтобы тебя угощали, а больше всего береги и копи копейку: эта вещь надежнее всего на свете. Товарищ или приятель тебя надует и в беде первый тебя выдаст, а копейка не выдаст, в какой бы беде ты ни был. Все сделаешь и все прошибешь на свете копейкой».

Отец скоро умер, а Чичиков навсегда запомнил его наставление. Он копил деньги, зашивая их по пять рублей в мешок; два месяца дрессировал мышь, научив ее стоять на задних лапках, а затем выгодно продал; охотно угощался у товарищей, а потом им же продавал их угощения и, выйдя из училища, получил аттестат и книгу, на которой золотом были отмечены его «примерное прилежание и благонадежное поведение». Когда учителя, любимцем которого считался Павлуша, уволили из училища, его ученики собрали наставнику деньги. Один Чичиков остался в стороне, и учитель решил, что ученик его «сильно надул». Чичиков любил не деньги,- а те удовольствия, которые они могли бы ему принести: дома, экипажи, вкусную еду. Только для достижения этого он и копил копейку, отказывая себе во всем.

Когда Чичиков закончил учебу, он не стал отдыхать и определился на службу. Место он занял маленькое, не доходное под старым начальником, к которому никак нельзя было подступиться. Но Чичиков, разузнав о его некрасивой дочери, дал понять, что хочет жениться. По службе он вырос, но от женитьбы уклонился. Начальник его, встряхивая головой, бурчал, что Чичиков его «надул». Так Чичиков двигался по службе, проявляя во всем невероятное упорство и терпение. Оказавшись на службе в таможне, Чичиков заявил невероятный проект по поимке контрабандистов. Сговорившись с ними, он получил большие деньги, но неожиданно поссорился с товарищем, бывшим с ним на паях. Товарища отдали под суд, но Чичиков сумел спасти немногое из заработанного и начал все сначала. Теперь он служил в должности поверенного. Однажды он говорил с секретарем о большом количестве умирающих крестьян, но секретарь не видел в этом обстоятельстве большой беды: одни умирают, другие рождаются… Однако для Чичикова этот разговор оказался решающим. Он понял, что, покупая крестьян, которые по бумагам считались живыми, а на самом деле умерли после очередной описи, он может заложить их в опекунский совет и за каждую тысячу крестьян получить двести тысяч рублей. Как раз в это время прошла эпидемия, масса крестьян умерла. Помещики понесли большие убытки, многие потянулись в Петербург, их имения управлялись кое—как, и подати платились с задержками. Каждый с радостью захотел бы избавиться от умерших крестьян, которые, кроме убытков, до новой описи ничего не приносят.

Идея Чичикова была совершенно новой и ничего незаконного в ней заподозрить было нельзя. Он придумал оформлять крестьян на выводе Херсонскую губернию, в деревню, которую мечтал назвать Чичиковой слободой или Павловкой. Так и родился план, ставший сюжетом для этой поэмы. Чичиков ехал в кибитке, которая неслась по дороге. Он улыбался, радуясь быстрой езде.


Самые популярные статьи:



Домашнее задание на тему: Пересказ сюжета романа «Мертвые души». Заключение.


Наверх