Продолжение пересказа содержания Дон Кихот». Глава XIX—XXXVII

23.12.2009

Главы XIX—XXV. Побитый камнями рыцарь и его верный оруженосец продолжили свой путь. Глядя на грустное лицо Дон Кихота, Санчо придумал ему прозвище: Рыцарь Печального Образа. Объяснил он это так: «…Когда я взглянул на вас, у вас был такой жалкий вид… Верно, вас утомило сражение, а может, это оттого, что вам выбили коренные и передние зубы».

Как-то ночью они услышали громкий стук, какие—то мерные удары и как будто бы лязг цепей. Ночь выдалась темная, местность была пустынная, и странные звуки повергли наших путешественников в страх и трепет. Однако Дон Кихот, в груди которого билось сердце неустрашимое, пожелал идти навстречу новому «невиданному и ужасному» приключению, а своему слуге приказал оставаться на месте и ждать его три дня и три ночи, по истечении же этого срока отправиться к прекрасной Дульсинее с печальной вестью. Санчо Панса, заплакав горькими слезами, просил его отложить свой подвиг хотя бы до утра, но, видя, что хозяин его непреклонен, пустился на хитрость и, подтягивая подпругу, незаметно стреножил Росинанта.

Когда рассвело, выяснилось, что причиной их ночных страхов были сукновальные молоты — они-то и производили грохот своими мерными ударами. Дон Кихот был пристыжен, а тут еще Санчо начал подтрунивать над ним. Не помня себя от стыда и ярости, рыцарь дважды столь сильно ударил его, что, не увернись тот, жалованье оруженосца, возможно, получили бы за него наследники. Санчо примирительно признал, что чересчур развеселился и не в обиде на Дон Кихота: «Недаром говорится: «Кого люблю, того и бью». Тем более в обычаях знатных господ — сперва обругать слугу, а потом подарить ему штаны. Вот только не знаю, что принято дарить после побоев,— наверное, странствующие рыцари, отколошматив оруженосца, тут же дарят ему остров им королевство где-нибудь на суше».

Тем временем стал накрапывать дождь. Немного погодя Дон Кихот заметил всадника с каким—то предметом на голове, сверкавшим, точно золото. Это был цирюльник, который ехал в соседнее селение сделать кровопускание одному больному и побрить другого. Чтобы дождь не намочил его новую шляпу, он надел на голову медный таз, столь начищенный, что блеск его виден был за полмили. Этого-то цирюльника Дон Кихот и принял за рыцаря в шлеме Мамбрина (Мамбрин — мавританский царь, обладатель чудодейственного золотого шлема, предохранявшего от ранений). Поскольку наш рыцарь дал клятву завладеть этим шлемом, то он отобрал у цирюльника его таз, Тот решил за благо бежать, оставив и своего осла.

Через некоторое время Дон Кихот и Санчо Панса увидели, что навстречу им идут один за другим люди, скованные длинной цепью. Это были каторжники, которых гнали на галеры. Дон Кихот решил, что он должен исполнить свой долг: искоренить насилие и оказать помощь несчастным. Рыцарь приблизился к цели и спросил первого каторжника, за какие грехи он оказался здесь. Тот ответил, что за любовь, пояснив, что ему очень приглянулась корзина с бельем. Так одного за другим Дон Кихот расспросил каторжников и всем нашел оправдание. После этого он обратился к конвойным с речью, смысл которой состоял в том, что преступники должны дать ответ за свои грехи перед Богом и не пристало быть палачами своих ближних. Затем, не долго думая, напал на охрану. Поднялась невероятная кутерьма, каторжники, воспользовавшись ею, освободились от цепей, а конвойные бежали.

Происшествие это повергло Санчо в невероятное уныние: он боялся, что Святое братство тотчас же отправится на поиски преступников и накажет виновных в их освобождении. Тем временем Дон Кихот созвал каторжников и потребовал от них награду за свое благодеяние: они должны были отправиться в Тобосо, к Дульсинее и передать ей привет от ее верного рыцаря.   

Каторжники сочли его просьбу безумной — ведь их уже наверняка ищут — и отказались ее выполнять. Когда же Дон Кихот продолжал настаивать, каторжники, предводительствуемые самым отъявленным из них — Хинесом де Пасамонте, побили его камнями и обобрали до нитки. Под вечер Дон Кихот и Санчо Панса достигли Сьерры Морены, где намеревались расположиться на ночлег между скал. Однако неотвратимый рок распорядился так, что в этих же местах решил скрыться от правосудия освобожденный ими каторжник Хинес. Ночью он похитил у Санчо осла и скрылся. Услышав плач безутешного Санчо и узнав о причине, Дон Кихот пообещал своему оруженосцу отдать трех из пяти ослят, которые были у него в имении. В горах они нашли какой—то тюк: подушку и привязанный к ней развалившийся чемодан, где оказались четыре сорочки тонкого полотна, кое-что из белья, кучка золотых монет и записная книжка со стихами. Деньги Дон Кихот отдал Санчо, а книжку взял себе. Хозяином найденного оказался скрывавшийся в горах полубезумный юноша по имени Карденьо. Юноша поведал рыцарю свою историю. Он из Андалусии, его родители люди состоятельные. С детства он был влюблен в прекрасную Луеннду. Родители не имели ничего против их брака, Лусинда отвечала ему взаимностью, все складывалось счастливо. Но Кардепьо должен был отправиться на службу к герцогу Рикардо. Лусинда ждала его. Он подружился с младшим сыном герцога — Фернандо, довольно ветреным молодым человеком, успевшим соблазнить красивую поселянку Доротею. Кардепьо рассказал другу о своей любви к Лусинде и даже показал ее Фернандо. И случилось непредвиденное: сын герцога тоже влюбился в Лусинду…

На этом месте история несчастной любви Карденьо прерывается, потому что юноша мимоходом дурно отозвался о королеве Мадасиме (героине рыцарского романа), чего не мог стерпеть Дон Кихот. Он обозвал юношу лжецом и мерзавцем; произошла драка, после которой Карденьо скрылся в горах.

Дон Кихот объявил Санчо, что отправляет его с письмом кДульси-нее Тобосской, чтобы прекрасная дама узнала о подвигах, которые рыцарь совершил ради нее. Санчо пообещал явиться прямо к Дульсинее и столько наговорить ей о безумствах влюбленного в нее рыцаря, что она станет мягче перчатки. Заодно он попросил Дон Кихота выполнить обещание насчет трех ослят и черкнуть записку племяннице. Написав письмо, рыцарь потребовал от Санчо выучить его наизусть на тот случай, если письмо потеряется.

Главы XXVI—XXX

Выбравшись на большую дорогу, Санчо Панса двинулся в сторону То-босо и вскоре подъехал к тому самому постоялому двору, где его подбрасывали на одеяле. Там он встретил священника и цирюльника — тех самых, которые подвергли осмотру книги Дон Кихота и вынесли им окончательный приговор. Они стали расспрашивать Санчо о его хозяине. Верный оруженосец ответил, что господин его занят делами чрезвычайной важности, а какими именно — этого он, Санчо, лопни его глаза, открыть не может. Односельчане Дон Кихота пригрозили, что могут обвинить Санчо в убийстве его господина, и после этого тот выложил все, что знал о Рыцаре Печального Образа. Священник попросил Санчо Пансу показать письмо к Дульсинее, но оказалось, что Дон Кихот забыл дать ему его, и тогда он начал цитировать письмо наизусть, перевирая текст так, что вместо «бесстрастная сеньора» у него получилось «безотказная сеньора»: «Еслитолько память мне не изменяет, дальше было так: «Язвительный и бессонный… целует вашу руку, неблагодарная и никому не известная красавица”, и что—то еще насчет здоровья и болезни, коих он ей желает».

Страницы: 1 2 3

Понравилось сочинение » Продолжение пересказа содержания Дон Кихот». Глава XIX—XXXVII, тогда жми кнопку

  • Рубрика: Пересказы содержаний произведений
  • Сочинение нашли по слову:

  • Самые популярные статьи:



    Домашнее задание на тему: Продолжение пересказа содержания Дон Кихот». Глава XIX—XXXVII.

    
    Наверх