Сильвестр Медведев

23.04.2010

Как поэт С. М. сформировался в традициях литературного барокко и той поэтической школы, которую интегрировал в русскую культуру Симеон Полоцкий. В его творчестве представлены те же жанры придворно-церемониальной поэзии — “стихи на случай”, тезоименные приветствия, эмблема, декламация. В популярном в барочной поэзии и, в частности, у русских силлабиков жанре надписи / подписи С. М. написал цикл стихов на тему “четырех последних вещей”: “На смерть”, “На Суд”, “На ад”, “На небо”. По-видимому, ему принадлежит и стихотворная переработка кондаков и икосов Сергию Радонежскому. Поэтика С. М. унаследовала из литературных приемов барокко такие, как сочетание слова и музыки, слова и изображения, включение в стихотворную композицию символических графем (крест, двуглавый орел), введение аллегорических персонажей, организация текста как ансамбля стихотворных монологов, этимологические приемы обыгрывания имени. На кончину царя Федора (27 апреля 1682 г.) С. М. написал “Плач и утешение двадесятьма двема виршами”. Поэма начинается плачем знаменного Орла, вслед за ним причитает начертанный в российском Орле “храброственный воин” (Георгий Победоносец) , затем, как в траурном карауле, сменяют друг друга плачущие вдова, сестры и тетки царя. В заупокойном хорале звучат голоса скорбящих Великой, Малой и Белой России. В композиции и поэтике явственно проступает произведение-образец — поэма Симеона Полоцкого “Глас последний” на смерть царя Алексея Михайловича. Показательно, что первоначально С.М. намеревался даже назвать свое сочинение “Плач последний”. Стихи его, служащие подписью к портрету царевны Софьи, включены в многофигурную эмблематическую композицию гравюры, исполненной по заказу Ф. Л. Шакловитого. В стихотворной подписи значение символических фигур, в окружении которых предстает изображение Софьи, расшифровывается как семь добродетелей правительницы. По-видимому, перу С. М. принадлежит и латинский перевод этого стихотворения на гравюре, напечатанной в том же году в Амстердаме. В титуле Софья названа “самодержицей”, что впоследствии было использовано против С М. во время суда над ним.

Поэтическое барокко С. М. выглядит умереннее и приглушеннее, чем барокко Симеона Полоцкого: применяя стихи учителя в своих контекстах, С М заметно сокращает античный реквизит, характерное для барочной поэзии остроумие как проявление литературной игры ограничено у него лишь словесными фигурами.

В творчестве С. М. мы имеем редкий и, по-видимому, исключительный по своим масштабам в русской поэзии XVII в. пример практики центона (центоны — мозаические стихотворения, составленные из стихов-цитат наиболее почитаемых авторов, коим стремились подражать). Осознавая как риторический образец текст Симеона Полоцкого, С. М. вторит учителю, учится у него и, чтобы научиться, перенимает его поэтическую мысль, его поэтические средства как систему установившихся правил и часто берет это вместе с готовыми стихами. Из цитаты в цитату перетекает текст “Вирш в великую субботу”, это фактически центон из четырех стихотворных блоков, извлеченных из “Рифмологиона”. В мозаичной технике составлены и другие произведения страстного цикла: “Стихи в великую субботу”, “Стихи крае-согласнии во святую и великую субботу воспоминания нашего ради спасения и страдания Господа нашего Иисуса Христа глаголатися имущия”, “Размышление невиннаго страдания нашего ради спасения истиннаго Бога Христа Иисуса”. Все эти произведения используют в разной мере стихи Симеона, причем С М неоднократно включал один и тот же фрагмент чужого текста в разные свои сочинения. В приветствии, поднесенном царевне Софье на Пасху, “День светозарный во мире сияет” 15 строк из 24 повторяют текст из пасхального цикла “Рифмологиона” В стихотворении на именины царевны Татьяны Михайловны (тетки царя) первые четыре строки взяты из “Приветства в день святаго и пра-веднаго Иова”, написанного Симеоном в честь патрона боярина Б М Хитрово “Небо звездами зело украсися. ” Было бы опрометчиво выносить С. М. приговор как “плагиатору”. Такого понятия в литературной культуре того времени не существовало. Напротив, использование чужого текста поощрялось риторикой и ценилось именно потому, что подчеркивало преемственность автора и устанавливало его в русле традиции.

Чрезвычайно интересен и такой факт С. М. правил стихи своего учителя с точки зрения силлабического размера Работая ежедневно очень много и быстро, Симеон допускал в ряде случаев отклонения от изосиллабизма С. М. же стремился малейшее отступление в слоговой протяженности стиха восстановить, стараясь вместе с тем максимально сохранить авторский текст. Редакторская правка выдает знакомство С. М. с риторическим учением о “поэтических вольностях”, которое предоставляло поэту многообразие словообразовательных и стилистических вариантов (к примеру, усеченные / полные формы слов), позволяя достичь цели наиболее экономными и доступными способами Таким образом, мастер центонов С. М. предстает также как поэт, прекрасно владевший стихотворной техникой и языковыми средствами поэтической речи.

Следуя во всем примеру и заветам своего учителя, С. М возобновил после перерыва занятия в школе, основанной Симеоном в Спасском монастыре, преподавал грамматику и “словесное учение” (риторику). Горячий сторонник идеи просвещения общества, С. М. составил проект организации в Москве первой высшей школы (“академии”), основные положения которого были выработаны еще Симеоном Полоцким Созданием “Привилия” — жалованной царской грамоты С М. пытался обосновать свою претензию на роль главы будущей Славяно-греко-латинской академии и закрепить за собой приоритетное право в этом вопросе. Кончина царя Федора помешала продвижению проекта в жизнь. С. М. возобновил ходатайство об открытии Академии перед царевной-правительницей Софьей. В 1685 г. подал ей переработанный текст “Привилия”, приложив к нему стихотворное прошение “Вручение… царевне… Софии Алексеевне Привилия на Академию”. Он страстно убеждает Софью “свет наук явити”, “россов просвещати”, “в Москве невежества темность прогоняти”. Поэт символизирует проблему просвещения при помощи типичного для эпохи барокко этимологического приема: Софья — по-гречески мудрость. Варьируя формулы Симеона, С. М. писал: “Слично Софии выну мудрой жити, / да вещь с именем точна может быти”, “Тебе бо слично науки начати,/ яко премудрой оны совершати”.

Страницы: 1 2 3

Понравилось сочинение » Сильвестр Медведев, тогда жми кнопку

  • Рубрика: Биографии писателей

  • Самые популярные статьи:



    Домашнее задание на тему: Сильвестр Медведев.

    
    Наверх