Содержание повести Быкова «Его батальон» – глава «Большая высота»

4.02.2011

Сидя в блиндаже, он думал о коварности фронтовой судьбы, только вчера его поздравляли с орденом, а сегодня он уже отстранен от командования. При других обстоятельствах он только бы вздохнул с облегчением, а сейчас не мог просто так выкинуть из головы судьбы сотен людей. Кизевич поинтересовался, куда делся комбат, не ранен ли? Круглов объяснил обстановку. Ротный выругался, ему без «Малой» высоты не двинуться с места, Маркин приказал Кизевичу самостоятельно атаковать «Малую» высоту, в то время как все будут брать «Большую». Маркин торопился, надо было начинать атаку. Волошин молча отдал Гутману ракетницу с несколькими патронами. В Волошине нарастало раздражение против командира полка, который, отстранив комбата, не назначил его даже на роту. Капитан вспомнил, с чего все началось. Привыкнув к определенной самостоятельности, Волошин сердился на мелочную опеку Гунько, никак не мог с ней примириться. Тогда и выяснилось, командир полка совершенно нетерпелив к любой самостоятельности. Волошин во всем винил майора, но в армии всегда прав начальник. «И черт с ним», — зло подумал капитан. Ведь он воюет не для Гунько. Есть долг перед армией, великой родиной, перед своим батальоном в первую очередь.

Послышался сильный грохот в стороне совхоза, началась артподготовка. Теперь немецкая батарея, изматывающая все утро батальон Волошина, перенесла свой огонь на тот фланг полка. Наступил благоприятный момент для атаки батальона, и Маркин его не упустил. Минут пять немцы молчали, не замечая броска батальона, а может, намеренно подпуская его поближе для короткого кинжального удара в упор. Потом ударили немецкие минометчики. Волошин лежал в блиндаже и слушал: вскоре должен наметиться перелом в ту или иную сторону. Он услышал отчаянный крик командира и понял, что там не заладилось. Сидеть здесь больше он не мог и выскочил в траншею. Седьмая рота потеряла боевой порядок, некоторые бойцы стали отходить к болоту. Поняв, что батальону плохо, Волошин кинулся навстречу отходящей седьмой роте. Он не думал, что не имеет права вмешиваться, что все происходящее его не касается, думал лишь о неизбежной гибели батальона. Волошин, кинувшись через болото, резко и решительно остановил бегущего, но после взрыва мины боец побежал прочь.

Капитан дважды выстрелил поверх головы бегущего, властно приказал ему вернуться назад. Это оказался Гайнатулин, он дрожа побежал вперед. Перед высотой Волошин встретил еще трех бойцов, повернул и их. Впереди извивался раненый, капитан приказал двоим сдать его на медпункт, а с остальными выбежал из кустарника. Волошин увидел пулеметчика седьмой роты, доложившего о гибели Самохина. Капитан послал Денищика возвращать всех, засевших в кустарнике, на высоту и тут увидел, что Веретенникова гонит бойцов в цепь. Вера тоже увидела капитана и, почти не пригибаясь, подошла к нему. Рота вроде бы задержалась, беглецы вернулись назад. Рухнув в воронку рядом с Волошиным, Вера разрыдалась. Он её не утешал — это было бы ханжеством. Она рассказала, что Самохин рвался вперед, она его всячески сдерживала, а потом он вырвался и погиб почти под самой спиралью Бруно. Выслушав Веру, капитан послал её на помощь Денищику гнать в цепь слабаков. Веретенникова уползла в цепь. Окликнув Гайнатулина, Волошин устремился на высоту.

Казалось, они целую вечность ползли вперед. Добравшись до очередной воронки, увидели пулемет. Волошин, как спасению, обрадовался этому ДШК. Приготовившись к бою, капитан обнаружил: из воронки не видно немецкую траншею. Присыпанные землей, лежали еще две коробки патронов. Надо было немедленно открывать огонь. Он увидел, что на «Малой» высоте произошла заминка, но стрелять туда было далековато. Все же Волошин старательно прицелился, первые очереди пришлись с недолетом, он подкорректировал прицел и пустил три очереди кряду. Верхушка высоты закурилась от разрывов. Капитан обрадовался своему довоенному увлечению пулеметной стрельбой, так пригодившемуся сейчас. Волошин стрелял и стрелял во фланг немецкой траншеи, оставаясь сам в относительной безопасности.

После шестой или седьмой очереди, когда он хорошо пристрелялся, в воронку ввалился Маркин. Он возмутился, что капитан бьет по «Малой» высоте. Волошин ответил, что выручает Кизевича. Маркин зло ответил, что ему нет дела до Кизеви-ча и его высоты — приказано взять «Большую». Волошин отрезал: «Не взяв ту, не возьмешь эту!» В эту же воронку ввалился Иванов. Волошин попросил пару снарядов кинуть по «Малой» высоте, но Маркин категорически запретил. Волошин показал, что Кизевич почти у цели. Маркин был непреклонен: «ничего, отступят». Волошин понимает, что Кизевичу сейчас легче идти вперед, чем отступать. Ему бы помогли два снаряда, но Маркин не соглашался — это было его право. В бинокль Волошин увидел: несколько бойцов девятой роты оказались в немецкой траншее, для них все будет решаться там. Маркин сидел побелевший от злости, перервалась связь, телефониста убило.

Комбат послал Гайнатулина. Волошин объяснил новичку, что необходимо сделать, налаживая связь. Воспользовавшись паузой, Волошин перезарядил пулемет, подумал с иронией, если из него не получился комбат, может, получится пулеметчик. Возобновилась связь, Гайнатулин не подвел. Но Иванов из воронки не видел цели, надо было выдвигаться. «Так выдвигайтесь», — приказал Маркин. Смотав провод, Иванов вывалился из воронки. Оставшись вдвоем, Маркин и Волошин натянуто молчали. Волошин спросил, знает ли Маркин, что Самохин убит и на роте командует Вера? Тот ответил утвердительно.

Капитан возмутился, что беременная Вера вынуждена выполнять обязанности ротного. Маркин ответил, никто её здесь не держит, сама осталась. Так что… Волошин рассердился, Вере не место в батальоне. Он почти забыл, что час назад сам послал Веретенникову распоряжаться в седьмую роту, но тогда он уже не был комбатом. Волошин сидел на откосе воронки и видел провод, тихо шевелящийся у его ног, значит, Иванов все еще ползет вперед.

Потом широкая петля провода замерла, сейчас последует залп, но батарея молчала. «Что это значит?» — раздраженно спросил Маркин. Волошин забеспокоился, он выполз из воронки и вскоре обнаружил раненого Иванова, хотел его перевязать. Но Иванов попросил передать по связи координаты цели. Волошин громко передавал по телефону сказанное артиллеристом, в конце громко прокричал в трубку: «Всеми снарядами огонь! Открывайте огонь!» Потом он поволок Иванова к спасительной воронке и перевязал его. В это время началась атака. В первый момент немцы, казалось, опешили, даже прекратили минометный огонь по «Малой» высоте, а на «Большую» перенести побоялись. Русские подошли очень близко к траншее, но немцы открыли шквальный пулеметный огонь. Атакующие один за другим стали падать на землю. Волошин, почуяв плотность огня, упал за пулемет, прикрываясь покоробленным щитом, потом успокоился: наконец-то зацепились, и тоже поднялся, чтобы бежать к траншее.

Полтора десятка бойцов из восьмой и седьмой рот ворвались в немецкую траншею. Волошин в горячем поту едва доволок тяжелый пулемет и бухнулся в проход, выбирая позицию для громоздкого ДШК.

Страницы: 1 2

Понравилось сочинение » Содержание повести Быкова «Его батальон» – глава «Большая высота», тогда жми кнопку

  • Рубрика: Краткие изложения сюжета произведений

  • Самые популярные статьи:



    Домашнее задание на тему: Содержание повести Быкова «Его батальон» – глава «Большая высота».

    
    Наверх