Содержание романа Гоголя «Мертвые души». Том первый продолжение

27.12.2009

Продолжение изложения романа «Мертвые души». Главы с пятой по седьмую. По дороге к усадьбе Собакевича бричка Чичикова по недогляду Селифана столкнулась со встречной коляской. В ней Чичиков увидал двух дам — старую и молоденькую, шестнадцатилетнюю девушку «с золотистыми волосами». Когда мужики из деревни, для которых это происшествие было большим развлечением, «все равно что для немца, газеты или клуб», развели бричку и коляску, Чичиков поехал дальше. Вплоть до имения Собакевича он приятно рассуждал о «славной бабешке», какой показалась ему девушка, и особенно понравилась ему мысль о том, что у нее может быть состояньице в «двести тысячонок».

Усадьба Собакевича являла собой соответствие слухом и обликом ее хозяина. Двор окружен был крепкой и толстой деревянной решеткой. Помещик, похоже, особенно хлопотал о прочности. На конюшни, сараи и кухни были использованы толстые бревна, которым предназначалось, кажется, стоять века. «Даже колодец был обделан в такой крепкий дуб, какой идет только на мельницы да на корабли. Все, на что ни падал взор, было упористо, без пошатки, в каком—то крепком и неуклюжем порядке». Чичикову Собакевич показался весьма похожим на средней величины медведя. Нужно же такое совпадение: его звали Михаилом Семеновичем. Стол, кресло, стулья — все было самого тяжелого вида,— словом, каждый предмет, каждый стул, казалось, говорил: «И я тоже Собакевич!» или: «И я тоже очень похож на Собакевича».

В отличие от благодушного Манилова, Собакевич нещадно бранит видных лиц города. Предводитель — «такой дурак, какого свет не производил», губернатор — «первый разбойник в мире», полицмейстер — «мошенник». «Я их знаю всех,— говорит он Чичикову,— это все мошенники, весь город такой: мошенник на мошеннике сидит и мошенником погоняет. Все христопродавцы. Один там только и есть порядочный человек: прокурор; да и тот, если сказать правду, свинья». После обильного обеда — Собакевич любил поесть и гостя накормил до отвала — Чичиков обратился к Собакевичу со словами: «Я бы хотел поговорить с вами об одном дельце». Начав издалека, он коснулся вообще русского государства, отозвался с похвалой о его пространстве, которому иностранцы справедливо удивляются. Насчет главного предмета выразился очень осторожно, назвав души не умершими, а только несуществующими.

  • «Итак…— сказал Чичиков, ожидая не без некоторого волнения ответа».— «Вам нужно мертвых душ? — спросил Собакевич очень просто, без малейшего удивления, как бы речь шла о хлебе».— «Да,— отвечал Чичиков и опять смягчил выражение, прибавивши: — несуществующих».— «Найдутся, почему не быть…— сказал Собакевич».— «А если найдутся, то вам, без сомнения… будет приятно от них избавиться?» — «Извольте, я готов продать,— сказал Собакевич…» — «А, на гример, как же цена? хотя, впрочем, это такой предмет… что о цене даже странно…»— «Да чтобы не запрашивать с вас лишнего, по сту рублей за штуку! — сказал Собакевич».

Чичиков даже вскрикнул от неожиданности. Между ними завязывается невероятный изматывающе упорный спор, в котором обе стороны истощают всю свою изобретательность, подбирая аргументы в свою пользу. Чичиков упирает на то, что «души—то сами давно уже умерли, остался один неосязаемый чувствами звук». Собакевич перечисляет достоинства умерших: «Другой мошенник,— говорит он,— обманет вас, продаст вам дрянь, а не души: а у меня, что ядреный орех, все на отбор: не мастеровой, так иной какой-нибудь здоровый мужик».— «Мне странно, право: кажется, между нами происходит какое—то театральное представление или комедия, иначе я не могу себе объяснить… Вы, кажется, человек довольно умный, владеете сведениями образованности. Ведь предмет просто фуфу. Что ж он стоит? кому нужен?» — «Да вот вы же покупаете, стало быть нужен».

После продолжительного торга Собакевичу пришлось продать мертвых душ по два с полтиной за штуку. Потом он заставил Чичикова уплатить задаток, а Чичиков не без труда получил у Собакевича расписку. После этого наш герой отправился искать имение Плюшкина. Шедший мимо мужик назвал Плюшкина «заплатанным» и подсказал Чичикову, как найти этого помещика.

Оставляя своего героя едущим по дороге в бричке, повествователь удивляется тому, как «выражается сильно российский народ! и если наградит кого словцом, то пойдет оно ему в род и потомство, утащит он его с собою и на службу, и в отставку, и в Петербург, и на край света. И как уж потом ни хитри и ни облагораживай свое прозвище, хоть заставь пишущих

людишек выводить его за наемную плату от древнекняжеского рода, ничто не поможет: каркнет само за себя прозвище во все свое воронье горло и скажет ясно, откуда вылетит птица. Произнесенное метко, все равно, что писанное, не вырубливается топором». На земле, замечает повествователь, есть «несметное множество племен, поколений, народов» и каждый из них «своеобразно отличился своим собственным словом, которым, выражая какой ни есть предмет, отражает в выраженье его часть собственного характера. Сердцеведением и мудрым познаньем жизни отзовется слово британца; легким щеголем блеснет и разлетится недолговечное слово француза; затейливо придумает свое, не всякому доступное, умно—худощавое слово немец; но нет слова, которое было бы так замашисто, бойко, так вырвалось бы из-под самого сердца, так бы кипело и животрепетало, как метко сказанное русское слово».

Глава шестая

Автор вспоминает, как в далеком детстве он любил путешествовать и рассматривать впервые увиденные места; воображать, какую жизнь ведут встреченные им прохожие; осматривая имения помещиков, представлять себе по характеру построек характер их владельца. С течением времени это занятие перестало интересовать его. Теперь он спокойно смотрит на новые места, «и то, что пробудило бы в прежние годы живое движенье в лице, смех и немолчные речи, то скользит теперь мимо».

Взгляду Чичикова, подъехавшего к усадьбе Плюшкина, представилось странное зрелище. Строения — людские, амбары, погреба, разрушались на глазах. У одного из них Чичиков заметил какую—то фигуру, в которой нельзя было разобрать, женщина ли это или мужчина. Платье походило на поношенное женское, а голос — на сиплый мужской. Судя по тому, что на поясе у человека были ключи, Чичиков решил, что это ключница, и в поисках помещика вошел в комнату. Войдя туда, Чичиков был поражен невероятным беспорядком и запахом, напоминавшим погребной. Хотя стены комнаты были завешаны картинами, они не радовали глаз, взгляд то и дело останавливался на разбросанном везде пыльном хламе. Люстра, которая должна была все это освещать, была «похожею на шелковый кокон» от собравшейся на ней пыли. Чичиков в изумлении рассматривал комнату, потом спросил у вошедшей ключницы, можно ли увидеться с барином. Оказалось, что ключница это и есть богатый барин Степан Плюшкин. «Лицо его не представляло ничего особенного… один подбородок только выступал очень далеко вперед, так что он должен был всякий раз закрывать его платком, чтобы не заплевать; маленькие глазки еще не потухнули и бегали из—под высоко выросших бровей».

Страницы: 1 2

Понравилось сочинение » Содержание романа Гоголя «Мертвые души». Том первый продолжение, тогда жми кнопку

  • Рубрика: Пересказы содержаний произведений
  • Сочинение нашли по слову:

  • Самые популярные статьи:



    Домашнее задание на тему: Содержание романа Гоголя «Мертвые души». Том первый продолжение.

    
    Наверх