Содержание романа Гоголя «Мертвые души». Том первый

27.12.2009

Краткий пересказ глав с первой до четвертой. Глава первая. В ворота гостиницы губернского города NN въехала небольшая бричка. «В бричке сидел господин, не красавец, но и недурной наружности, ни слишком толст, ни слишком тонок, нельзя сказать, чтобы стар, однако ж и не так чтобы слишком молод». Звали его Павел Иванович Чичиков. Расположившись в своей комнате, господин направился в трактир и, дожидаясь разных обычных в трактирах блюд, завел разговор со слугой. Он расспросил, кто в городе губернатор, кто председатель палаты, кто прокурор,— словом, не пропустил ни одного значительного чиновника. Еще больше интересовали его местные помещики, кто где живет, сколько имеет крепостных душ. Видно было, что за его вопросами о случавшихся в губернии болезнях — повальных горячек, эпидемиях лихорадки, оспы и тому подобного стояло большее, чем простое любопытство.

На следующий день приезжий отправился делать визиты городским чиновникам. Побывал у губернатора, у прокурора, у председателя палаты, у полицмейстера, посетил даже инспектора врачебной управы и каждому сказал что-нибудь лестное. Ни одного часа не приходилось ему оставаться дома, и в гостиницу приезжал он только, чтобы заснуть. Приезжий проявил себя как опытный светский человек. Он умел поддержать разговор на любую тему. И о чем бы ни шла речь: об охоте, о лошадях, о «выделке горячего вина», об игре в бильярд, о добродетели,— обо всем он был осведомлен, говорил степенно, уверенно и вызвал к себе наилучшее отношение собеседников. Его нашли и человеком благонамеренным, и порядочным, и ученым, и любезным — словом, всем он пришелся по душе.

Особое внимание приезжего привлекли к себе помещики Манилов и Собакевич. Познакомившись с ними на балу, он сумел быстро их очаровать. Манилов, глядя на него своими «глазами, сладкими, как сахар», долго жал ему руку и просил оказать честь, навестив его в имении. А Собакевич лаконично добавил: «И ко мне прошу»,— шаркнув при этом сапогом такого размера, который не найдешь на Руси с тех пор, как перестали здесь водиться богатыри. На обеде у полицмейстера познакомился Чичиков с еще одним помещиком — Ноздревым, разбитным малым, который тут же стал говорить ему «ты». Лестное мнение о Чичикове как о благонамеренном, умном и почтенном человеке держалось до тех пор, пока одно его странное свойство и предприятие, о котором читатель скоро узнает, не привели всех в совершенное недоумение.

Глава вторая

У Чичикова было два слуги: Петрушка и Селифан. Автор описывает этих двух чичиковских крепостных только потому, что «любит быть обстоятельным», хотя герои эти «второстепенные или даже третьестепенные». Один из слуг, Петрушка, не только был молчалив по природе, но еще тяготел к «просвещению», то есть к чтению книг. Он читал обычно лежа и интересовался не содержанием прочитанного, а тем, как это из букв получается слово, «которое иной раз черт знает что значит». У Петрушки были еще две удивительные наклонности: он спал, не раздеваясь, и мылся крайне редко. От этого Петрушка пах тяжело и его запахом сразу же наполнялось новое жилье, точно «в этой комнате лет десять жили люди». Чичиков то и дело посылал его мыться. Кучер Селифан был совершенно иной человек, но о нем автор рассказать не успел, потому что вернулся к своему главному герою. Спустя неделю Чичиков решил перенести свои визиты за город и навестить Манилова и Собакевича. Первым, к кому он направился, был Манилов. Трава возле его дома была заботливо подстрижена, вокруг разбиты красивые клумбы, а под березами стояла на английский манер построенная беседка с надписью «Храм уединенного размышления». Когда Чичиков перевел взгляд на избы, окружавшие усадьбу помещика, он не заметил ни одного растущего деревца или какой-нибудь зелени. Чичиков насчитал более двух сотен домов.

Трудно сказать, какой характер был у Манилова. О таких говорят: «люди так себе, ни то, ни се, ни в городе Богдан, ни в селе Селифан, по словам пословицы… В первую минуту разговора с ним не можешь не сказать: «Какой приятный и добрый человек!» В следующую за тем минуту ничего не скажешь, а в третью скажешь: «Черт знает что такое!» — и отойдешь подальше; если ж не отойдешь, почувствуешь скуку смертельную». Хозяйством он не занимался, на поля не ездил, все у него как—то шло само собой. На столе его лежала заложенная на четырнадцатой странице какая—то книжка, которую он читал уже два года. Он мог подолгу предаваться размышлениям о том, как было бы хорошо жить с другом на берегу какой-нибудь реки, потом через эту реку начал строиться у него мост, потом огромнейший дом с таким высоким бельведером, что можно оттуда даже видетцМоскву и там пить вечером чай на открытом воздухе и рассуждать о каких-нибудь приятных предметах.

С женой Манилов был абсолютно счастлив. Спустя восемь лет их совместной жизни они также, как и раньше, приносили друг другу кусочек какого-нибудь угощения и говорили трогательно: «Разинь, душечка, свой ротик, я тебе положу этот кусочек». Весьма часто, отложив каждый свое занятие, они «напечатлевали друг другу такой томный идлин-ный поцелуй, что в продолжение его можно бы легко выкурить маленькую соломенную сигарку».

Манилов радушно принимает своего гостя. Чичиков и Манилов долго стоят в дверях гостиной, пропуская друг друга вперед, пока наконец не протискиваются в дверь одновременно. Чичиков видит Манилову и идет к ее ручке. А Манилов выражает удовольствие от приезда гостя: «Уж такое, право, доставили наслаждение… майский день… именины сердца…» Гость не скупится на похвалы городу и всем, с кем ему довелось в нем встретиться. Его приглашают к обеду. За столом с Чичиковым садятся Маниловы и их сыновья Фемистоклюс и Алкид. Гость переходит наконец к занимавшей его теме: интересуется, давно ли подавал Манилов «ревизскую сказку» и много ли крестьян умерло с тех пор. Манилов этого, разумеется, не знает и зовет приказчика. Но и приказчик толком ничего не знает, сообщив, что умирали многие, а сколько числом, никто и не интересовался.

Но Чичикова это крайне интересует и он просит приказчика составить подробный реестрик всех поименно. Когда Манилов спросил, зачем это нужно, гость смутился, покраснел и Манилов услышал такие странные вещи, каких еще не слышали человеческие уши. Чичиков объяснил, что хотел бы купить крестьян, которые значились бы по ревизии как живые.

Он без труда уверил Манилова, что все будет сделано по закону, а когда узнал, что Манилов согласен уступить ему своих мертвых душ даром, пришел в такой восторг, что «чуть не произвел даже скачок по образцу козла, что, как известно, производится только в самых сильных порывах радости». Рассыпавшись в благодарности Манилову за оказанную услугу, Чичиков поехал дальше, к Собакевичу.

Глава третья

Чичиков расстался с Маниловым в превосходном расположении духа. «Предположения, сметы и соображения, блуждавшие по лицу его, видно, были очень приятны, ибо ежеминутно оставляли после себя следы довольной усмешки». Между тем погода стала быстро портиться, небо совершенно затянулось тучами, дорога покрылась каплями дождя. Наконец раздался удар грома, и дождь хлынул вдруг как из ведра. Кучер Селифан сбился с пути. Деревни Собакевича не было видно, хотя по расчету Чичикова давно пора было в нее приехать. Но судьба сжалилась над ним. Послышался собачий лай, сквозь дождь показалось что—то похожее на крышу, бричка, ударившись оглоблями о забор, въехала во двор и остановилась перед небольшим домиком.

Страницы: 1 2

Понравилось сочинение » Содержание романа Гоголя «Мертвые души». Том первый, тогда жми кнопку

  • Рубрика: Пересказы содержаний произведений
  • Сочинение нашли по слову:

  • Самые популярные статьи:



    Домашнее задание на тему: Содержание романа Гоголя «Мертвые души». Том первый.

    
    Наверх