Сочинения со словом ‘Серафимович Александр

В «Железном потоке» не так уж много чисто батальных сцен. До уровня общечеловеческих тревог М. Цветаевой, конечно, роман не возвышается. Но движение гуманистической мысли — и естественно, стиля, стихии чувств автора — есть. Если и возникает в романе картина боя, то мы видим кровавую мешанину страстей, трагедию слепоты. Тут действительно обе стороны хлебают то, «що воны заварилы» в Москве, в Питере, заварили, может быть, и «теоретично», научно, но плохо зная различные пласты, в том числе анархические, собственнические, исторического сознания народа: «Лес штыков вырос в серой мгле рассвета перед изумленными казаками, закипела работа в реве, в кряканье, в стоне, ругательстве. Не было людей — было кишевшее, переплетшееся зверье…»

Перед Серафимовичем, встречавшимся и с Е. И. Ковтюхом, прототипом Кожуха, вставала картина коллективного самовоспитания народа, подвига, трагических раздумий, сотворения свободы через самоограничение, дисциплину, борьбу с  анархией. Крестьянская масса в романе говорит на «кубанской мове» (смеси русских слов с украинизмами), писатель даже Кожуха, вожака армии, чаще всего не выделяет из весьма зрелищной толпы, называет условно «он», погружает в состояние «каменного молчания», весь роман благодаря этому превращается в удивительнейшую поэму коллективных жизнеощущений, величественных и часто взаимоисключающих жестов, подлинно эпических решений народа. В то же время — это временами исповедь сердца и души самого Серафимовича.

Всегда ли, обращаясь к творчеству Александра Серафимовича, к его знаменитому роману о походе Таманской армии летом 1918 года через объятую пламенем казачьего восстания Кубань «Железный поток» (1924), мы вспоминали об этой чрезвычайно важной оценке Толстого? Как и о том, что уже первые творческие шаги писателя, напоминающего Чехова, в конце XIX века встретили поддержку Г. И. Успенского и В. Г. Короленко?

Творчество выдающегося писателя Александра Серафимовича — наглядное свидетельство того, как плодотворна для искусства прочная связь с народом. Произведения Серафимовича отличаются глубокой народностью и подлинным гуманизмом. Писатель воспел революционное пробуждение пролетариата и его подвиг в 1905 году. Он был соратником Горького в борьбе за революционную литературу в годы реакции. Он стал одним из зачинателей  литературы.

Самые популярные статьи:

Наиболее глубоко и ярко жизни Росси того времени показаны в крупнейшем произведении Серафимовича дооктябрьского периода — романе «Город в степи» (1912). Писатель рассказывает о возникновении в Донской области, среди голой степи, нового города, о проникновении сюда капитализма, изображает и то, что сопутствует этому процессу капитализации России,  каков человек, втянутый в этот мощный и страшный водоворот. Те сложные и глубокие процессы, которые происходили в стране, Серафимович проецирует на человеческие души. Характеры героев определяются той ролью, которую они играют в этом процессе.


1 из 212

Наверх