Новые сочинения

  • Товары

    Тамайо-и-Баус и Герра-и-Орое

    25.06.2010

       Тамайо-и-Баус  писатель еще не старый, начавший свою деятельность не более, как лет за двадцать до настоящего времени. Почти сразу принятый в кружок академиков, он считал уже своей обязанностью оставаться достойным такой чести и неизменно держался того рода литературы, который называется высоким.

       По примеру Авельянеды, или скорее  французских писателей  Понсара и Латур де Сэнт-Ибара, то же стремившихся воскресить на сцене отжившую трагедию, он избрал своим сюжетом то событие, что положило конец могуществу римских децемвиров, a именно  умерщвление центурионом Виргинием своей дочери Виргинии, обесчещенной Аппием Клавдием. Содержание не новое, давно исчерпанное Ла-Гарпом, Альфиери, Латур де Сэнт-Ибаром, не говоря уже o второстепенных драматургах.

       Сам по себе этот сюжет сценичен и в обработке такого мощного, энергичного писателя, как Альфиери, может произвести огромное впечатление на зрителей, но он совершенно не подходит к характеру Тамайо,  человека, в сущности, вполне равнодушного к политическим идеям, нисколько не сочувствующего стремлениям демократии и гораздо более тяготевшего к высшему классу, в то время, когда он был главным руководителем испанского общества. Вообще, такие сюжеты скорее могут служить материалом для писателей в духе Шекспира и Кальдерона, чем для последователей Корнеля, или Вольтера; и нам кажется, что Тамайо мог бы достигнуть несравненно большего значения в литературе, если бы отдался влиянию современного романтизма, не пытаясь воскресить давно отживших форм.

       Но, исключительно поглощенный известными классическими традициями, он сосредоточивает все усилия на торжественности слога, на строгой изысканности выражений, забывая o более существенных условиях художественного творчества, o жизненности и правде. Пусть автор действительно воскресил бы перед своими современниками могучий дух римских плебеев, их глубокое уважение к праву, их неукротимую ненависть ко всякой тирании. Но как может он проникнуться республиканскими идеями и чувствами, когда сам живет под сенью королевской власти, чая от нее великих и богатых милостей; когда все его тайные помыслы направлены к тому, чтобы попасть в число академических светил, и когда он знает в тоже время, что двери этого святилища открыты лишь для защитников полусгнившего трона, да старой, разлагающейся веры?

       Поэтому, не смотря на самые усердия и слишком уж преувеличенные восхваления упомянутой пьесы некоторыми критиками панегиристами испанских авторов, мы все-таки не можем согласиться с ними, не можем найти в ней таких существенных достоинств, которые ставили бы ее выше всех трагедий, написанных на тот же сюжет.

       Автор, по нашему мнению, сделал важную ошибку, женив на Виргинии трибуна Ицилиуса, который был лишь ее женихом. По римским законам отец имел право жизни и смерти над своей дочерью только до тех пор, пока она не вступала в брак; так зачем же было отнимать y Виргиния это отеческое право и тем умалять высокое значение его поступка, тогда как все дело в том, что Аппий Клавдий, злоупотребив своей властью правителя, нарушил именно то самое право, которое должен был охранять и защищать.

       Однако, в общем, произведение Тамайо обладает многими несомненными достоинствами, и мы вовсе не хотим навлекать на себя нарекания в несправедливом отношении к почтенному писателю, добросовестному, одаренному талантом, хотя не настолько сильному духом, чтобы идти против современных общепринятых взглядов и условий жизни.

       Но, как бы то ни было, мы все-таки ставим несравненно выше этой попытки другое его произведение  в сотрудничестве с Орелиано-Фернандесом Герра-и-Орбе, a именно, историческую драму под заглавием La Rica Hembra (Магнатка). Если вообще мы считаем трагедию устарелой, отжившей формой, за то глубоко верим в будущность исторической драмы, и нам кажется, что этот последний род литературного творчества должен крепнуть и развиваться по мере того, как история, расширяя свою область, все глубже проникает в общественные нравы минувших времен.

       Если писатель, обращаясь к событиям прошлого, вникнет в их внутренний смысл, изучит все те жизненные условия, при которых они совершались,  y него не будет недостатка ни в поразительных драматических эффектах, ни в ярких картинах, полных богатого материала для художника и великого поучения для толпы. Ведь в одной драме можно изобразить целую эпоху здесь есть, где развернуться творческим силам, a дело разумной критики поощрять их в этом направлении.

    Драма La Rica Hembra, очевидно, написана под влиянием именно такой идеи. Сотрудники возвращаются здесь к прежнему духу Лопе де Вега и Кальдерона, не забывая в то же время наших современных требований, то есть, строго соблюдая историческую правду и реальность фактов. То было хорошее намерение, и к чести Тамайо надо сказать, что он проявил и умственную и нравственную независимость, когда в 1854 году решился пустит на сцену под своим именем это произведение, навеянное скорее романтизмом, чем классицизмом; a другой сотрудник  Герра-и-Орбе, уже известный в литературе своими двумя драмами в прозе: Дочь Сервантеса и Алонсо Кано,  внес в него с своей стороны, помимо глубоких исторических знаний, еще замечательное мастерство в обрисовке характеров, что как нельзя лучше согласовалось с художественными достоинствами Тамайо.

       Здесь является на первом плане очень рельефный тип средневековой знатной женщины, до мозга костей проникнутой предрассудками своей касты, готовой, ради поддержания родового величия, пожертвовать самыми глубокими, самыми заветными чувствами,  и вместе с тем натуры возвышенной, безукоризненно честной, непоколебимо твердой. Этот тип выбран удачно: может быть, он уже давно исчез в других нациях, но в Испании еще до сих пор встречаются такие женщины, соединяющие в себе с закоренелыми предрассудками удивительную душевную мощь и чистоту, какую-то своеобразную, величавую стойкость в исполнении законов чести, нравственности и человеколюбия. В наше время крайней распущенности и упадка общественных нравов, полезно иногда показывать людям такие мощные типы былых времен; это невольно заставляет оглянуться на самих себя и, во всяком случае, действует благотворно, a в кажущейся неправдоподобности этих типов заключается самое сильное осуждение нашему современному нравственному складу.

       Драма переносит нас во времена Педро Жестокаго.

    Страницы: 1 2

    Понравилось сочинение » Тамайо-и-Баус и Герра-и-Орое, тогда жми кнопку

  • Рубрика: Биографии писателей

  • Самые популярные статьи:



    Домашнее задание на тему: Тамайо-и-Баус и Герра-и-Орое.

    
    Наверх