Теория литературы: Лирика

2.03.2010

Возникшее в Древней Греции понятие «лирика» служило для определения произведений,  которые пелись  под  аккомпанемент лиры. В результате последующей длительной эволюции понятие «лирика» превратилось в средство обозначения поэтических произведений, более, чем другие, окрашенных личным чувством поэта в отличие, например, от эпопеи и драматургии, как родов поэзии, основанных на изображении внешних явлений и ставящих задачу создания у читателей представления об этих явлениях. Однако такое понимание термина «лирика» несет в себе серьезные ограничения и далеко не является определением, имеющим универсальный характер, ибо элементы лирики, несомненно, могут присутствовать и в эпических, и в драматических произведениях.

Так возникает потребность в существовании более широкого понятия «лиризм» как лирического начала, пронизывающего поэтическое творчество вообще и способного проявляться и в небольшом по объему стихотворении, и в поэме, ив драматическом произведении. Само же понятие «лирика» в этом случае превращается в более узкий термин для суммарного обозначения категории сравнительно небольших по объему собственно лирических стихотворений, в которых стихия лиризма проявляется в наиболее полном и преимущественном своем выражении. Понимание лиризма как излияния чувств человека и лирической поэзии как художественного воплощения этих чувств в поэтическом произведении было общепринятым и в западноевропейской, и в русской поэзии конца XVIII — начала XIX века. В то же время представление о содержании лирического произведения лишь как о воспроизведении в поэтической форме глубоко индивидуального, а потому и неповторимого чувства поэта, владевшего им в момент творчества, далеко не достаточно для понимания лирики вообще.

Уже поверхностное знакомство с характером работы Пушкина над рукописями своих лирических стихотворений дает представление о том, с какой тщательностью он устранял из первоначальных набросков лирического замысла все слишком личное и интимное, касающееся его одного, а потому мало понятное читателям, настойчиво добиваясь возможно большей обобщенности в передаче своих чувств и предельной ясности их отражения в стихотворении. Это свидетельствует о том, что всякая подлинная лирика является не простым воспроизведением индивидуальных переживаний поэта, но очень сложным их обобщением и возведением в степень типичности, а потому и общепонятности. Показательно в этом отношении, что не выдерживают проверки временем те лирические произведения, которые отображают всецело единичные и узко индивидуализированные переживания автора — они остаются непонятными для других. И, наоборот, находят глубочайшей отклик лирические произведения, правдиво выражающие чувства общечеловеческого значения. Большинство чувств, испытываемых человеком: радость, уныние, печаль, грусть, любовь, гнев, чувство красоты природы,— во всем многообразии их проявлений, несмотря на чрезвычайно широкий качественный их диапазон, во многом общи для всех людей, так как общими являются и условия их возникновения — одинаковость духовной организации человека и общность среды. Но причины возникновения тех или иных чувств и индивидуализированная окраска их могут быть чрезвычайно различны в зависимости от степени глубины, тонкости и многосторонности духовной организации и внутренней жизни того или иного человека. Именно этими обстоятельствами и обусловлено основное свойство всякого искусства — лирики в особенности — передавать чувства художника другим людям, доводя их до общности восприятия при сохранении глубоко индивидуальной окраски.

Лиризм радостного ощущения молодости, составляющий основу ранней поэзии Пушкина, тяжелые переживания южной ссылки и тончайшая лирика северной русской природы Михайловских окрестностей — тайна обаяния всего этого заключается в возведении частного к общему, в обобщении изображаемых явлений и вызванных ими переживаний до возможности разделения чувств поэта с другими людьми, не учившимися вместе с Пушкиным в Лицее, не разделявшими его южной ссылки и не жившими с ним в Михайловском. В связи с этой способностью лирической поэзии к обобщению и типизации чувств и переживаний художника встает сложный вопрос о соответствии содержания лирического стихотворения с той действительностью, какая лежит в его основе. Решая эту проблему, следует учитывать, что лирика, в отличие от эпосг и драмы, отражает действительность в специфической образной форме — посредством воспроизведения не только и не столько самой действительности, сколько чувств и мыслей поэта, вызванных этой действительностью, и через эти чувства и  мысли давая  представление  о  действительности.

В одной из своих статей Белинский сравнивал некоторые лирические стихотворения с музыкальным произведением, которое порой «совершенно невыговариваемо в своем содержании, потому что это содержание непереводимо на человеческое слово». Это замечание великого критика, превыше всего ценившего мысль и идею в художественном’ произведении, заслуживает особого внимания. Следует учесть, что речь здесь идет не о специфическом языке отдельных видов искусства, часто совершенно непереводимом на язык другого вида искусства, не о том, что невозможно, например, создать полное впечатление от произведения живописи, передав его сюжет словами, что в большинстве случаев почти невозможно средствами человеческой речи передать содержание музыки и т. д.- Белинский имеет в виду совершенно иное — он говорит о возникающей порой трудности передачи словами содержания произведения словесного же искусства: «. .. его нельзя ни пересказать, ни растолковать,— пишет он в статье «Разделение поэзии на роды и виды» о содержании лирического произведения,— но только можно дать почувствовать, и то не иначе, как прочтя его так, как оно вышло из-под пера    поэта:    будучи    же    пересказано     словами     или переложено в прозу, оно превращается в безобразную и мертвую личинку, из которой сейчас только выпорхнула блестящая радужными цветами  бабочка».

Здесь как будто возникает известное противоречие с общепринятым положением о том, что в основе всякого художественного произведения, в том числе и лирического, наряду с окрашивающим его чувством лежит и оплодотворяющая его мысль. Если это так, то как будто бы ничто не мешает выделить эту мысль и передать ее в прозаическом пересказе. Но все попытки раскрыть мысль целого ряда лирических произведений путем прозаического пересказа их неизменно встречали весьма значительные трудности. То, что чувствовалось и воспринималось как поэзия, полностью исчезало в прозаическом — даже самом точном и полном — пересказе. Порой пропадало ощущение и самой мысли. Вспомним, например, небольшое пушкинское стихотворение «Виноград». Содержание его в высшей степени просто и легко запоминается: поэт не жалеет о весенних розах, «увядших с легкою весной», ему мил виноград, растущий на лозах под горой и напоминающий пальцы молодой девушки так продолговаты и прозрачны его ягоды. Но мы, заранее зная, о чем говорится в стихотворении, вновь и вновь его перечитываем, и каждое новое прочтение стихотворения всякий раз все более и более обогащает нас. Все это приводит к выводу об особом, по сравнению с эпическим образом, слиянии в лирическом образе мысли с формой, которая в несравненно большей степени, чем в эпическом образе, становится элементом содержания.

Страницы: 1 2

Понравилось сочинение » Теория литературы: Лирика, тогда жми кнопку

  • Рубрика: Теория русской литературы

  • Самые популярные статьи:



    Домашнее задание на тему: Теория литературы: Лирика.

    
    Наверх