Новые сочинения

  • Товары

    Титулованные писатели: Герцог де Ривас

    25.06.2010

       Избранные представители испанской аристократии в первой половине XIX века не могут дать верного понятия о ее общем характере. Они являются лишь отрадным исключением из своей касты, когда большинство испанских грандов, кастильских вельмож было проникнуто каким-то инстинктивным отвращением к умственному творчеству, ко всякой работе мысли, дружно принимало сторону Дона Карлоса в 1833 году и тем вполне отчуждалось от народного движения. В своем жалком недомыслии, эти люди все еще крепко верили в духовное всемогущество папы, в возможность обуздать и снова подавить человеческий разум.

    Но тем ярче выделяются из этой среды ее немногие светлые умы, тем большего внимания и почета заслуживает их деятельность. Можно представить себе, с каким энтузиазмом приветствовала нация этих аристократов, готовых способствовать пробуждению ее мысли двойною силою своего влияния и таланта. Нет сомнения, что национальное чувство немало участвовало в создании такой громкой славы герцогу де Ривас и графу де Торено. Да, если подумаешь, как часто родовые преимущества употребляются не на благо, a во зло народу, станет вполне понятным даже и чрезмерное возвеличение таких исключительных людей, как названные писатели.

       При обозрении литературного периода, обнимающего царствование Фердинанда VII, мы уже не раз упоминали имя дона Анжело де Сааведра (1791–1865), получившего титул герцога де Ривас по смерти своего старшего брата в 1834 году. В ранней молодости он участвует, как воин борьбы за независимость, в сражениях при Туделе, Уклесе, Оканье, в промежуток от 1814 до 1820, является автором сценических пьес, привлекающих к нему сочувственное внимание всей публики Мадрида и Севильи, потом, как горячий патриот и защитник народных прав, принимает деятельное участие во всех волнениях конституционного периода, следующего за 1820 годом, и, наконец, вынужден эмигрировать после восстановления самодержавной власти в 1823 году. В течение его долгого изгнания (1823–1833), полное пользование родовым майоратом принадлежало одному старшему брату; и тогда-то, обремененный уже многочисленной семьей, Сааведра испытывает лишения, даже крайнюю бедность в своей заграничной жизни, но в то же время он все более совершенствует свой талант и проявляет его в тех прекрасных произведениях, что создали ему впоследствии блестящую известность. До этой трудной поры, дон Анжело был лишь даровитым последователем классического творчества, ни на шаг не отступавшим от его строгих правил в своих прежних трагедиях и комедиях. Но с 1830 года в нем совершается полный умственный переворот под влиянием горячего увлечения великими французскими писателями романтической школы и светилами Англии — Шекспиром, лордом Байроном, Вальтер-Скоттом. Он понял, что поэтическая мысль не может вечно оставаться замкнутой в устарелых, отживших формах XVII столетия, и разом освободился от всякого подражания классикам.

       Тогда-то он задумал воспроизвести в эпической поэме El Moro esposito (Покинутый мавр) великую борьбу в X веке христианской цивилизации с мавританской, и здесь его творчество уже достигает большого совершенства, обогащается неподражаемым изяществом, мелодией стиха, обилием и яркостью красок в изображении цветущих берегов Гвадалквивира, красоты андалузских женщин, солнечного сияния полуденных стран с упоительным ароматом их лесов и полей. В то же время, став под знамя Виктора Гюто, он решается обновить старый испанский репертуар Лопе де-Вега, Кальдерона, Тирсо и Морето созданием драматических пьес, свободных от всякого подчинения установленным правилам единства места и времени, монотонной версификации и проч. Наконец, под тем же влиянием, является на свет его прекрасная драма Дон Альваро или Сила Судьбы, давшая содержание одной из опер Верди.

       Своим произведением El Moro esposito Сааведра сразу поставил себя в первый ряд среди современных поэтов, хотя его муза никогда не достигала особенной высоты и не проникала в сокровенную глубину человеческих сердец. По природе чуждый всякого стремления к грандиозному, или патетическому, более восприимчивый к чувственным, чем к душевным впечатлениям, он страстно увлекается внешним блеском, красотою формы и звука, гармоничным сочетанием ярких красок и воспроизводит их, отражая, как в зеркале, в своих изящных стихах. Его поэма — это обильная россыпь драгоценных каменьев, полная разнородного блеска хрустальных вод, боевого оружия, южного синего неба, озаряемого то солнечным, то звездным сиянием там воскресают перед нами гордые рыцари давно минувших времен, прекрасные дамы с выражением неги и страсти в очах воскресает вся прославленная Испания мавров и аравитян, где цвели целые рощи благоуханных растений, где сердца горели неугасимым огнем любви, где родился и жил и действовал испанский рыцарский дух с его самоотверженным героизмом.

       В основе характера Дона Альваро лежит глубоко-драматическая идея; это  современный Эдип, гонимый роком и чающий найти убежище под сенью католической религии. Но судьба преследует его даже в самых недрах монастыря и вынуждает снова направить смертоносное оружие против последнего потомка тех жертв, чью гибель он сам, же так горько оплакивал. Предположите здесь в главном герое сильно развитое великодушие, чувства чести и долга вместе с глубоким сознанием тяготеющей над ним непреоборимой силы, и перед вами откроется широкое поле, где поэту легко развернуть всю мощь своего гения. Такова и есть основа драмы, созданной герцогом де Ривас, поэтому не удивительно, что первое представление Дона Альваро (в конце 1835 г.) осталось навсегда запечатленным в истории литературного движения Испании. То было победным торжеством романтизма, очевидным доказательством превосходства навеянного им произведения над всем, что прежде создавал тот же автор, ограничиваясь узкими рамками классической школы.

       Глубоко жаль, что политика обуяла этот чисто-артистический ум, далеко не подготовленный к борьбе на ее арене. Возведенный на министерский пост, в виде почетной награды за свои литературные успехи, герцог де Ривас оказался неизмеримо ниже своего нового назначения. Действуя, может быть, под влиянием ложного убеждения, что при переходе от оппозиции к административной власти всякий политический деятель должен преобразиться из революционера в консерватора, он легкомысленно отрекся от своих прежних богов и в одно мгновение утратил ту популярность, которую мог бы употребить на благо своей страны.

       Как болезненно должны были отозваться на его самолюбии знаменательные события 1836 года! С того дня поэт уже не находит в себе тех мощных звуков, какими полно было его творчество в пору изгнания. Однако сборник эпических песен, изданный в 1841 г., и драма, никогда не игранная и неудобная для сцены, El desengaño en el sueño (Разочарование после грёз), — свидетельствуют, что он не сознавал постепенного угасания своего таланта; и действительно, искры его еще тлеют и ярко вспыхивают по временам в эпических песнях, как наиболее сродных самому темпераменту автора. За то во втором из названных произведений уже чувствуется напряжение последних творческих сил, надломленных жизнью и временем.

    Страницы: 1 2

    Понравилось сочинение » Титулованные писатели: Герцог де Ривас, тогда жми кнопку

  • Рубрика: Школьные сочинения по зарубежной литературе

  • Самые популярные статьи:



    Домашнее задание на тему: Титулованные писатели: Герцог де Ривас.

    
    Наверх